Похвальная жадность и люстра Киев

Похвальная жадность — увидеть. И теперь вот наверняка тряслась в автобусе всю ночь. Ну что же, другие приходят на занятия вовремя, к звонку, без опозданий, но не побывав за год ни разу в Эрмитаже. Хвалить их за дисциплинированность? Ругать за нелюбознательность?

- Вот что, Нина, — Журавлев остановился и достал из кармана письмо. — Вчера получил. Помнишь Федора Санникова? Слушай, что пишет: «Служба идет отлично. Я очень далеко от Вас, но так и не могу забыть нашу группу. Как там Ваши «дочки»? Неужели Вы до сих пор ходите по утрам в общежитие, чтобы поднять их на занятия, или перевелись у нас такие сони? Надеюсь, что ребята Вас не подводят. А вообще мне хотелось бы узнать, как живет наша группа. Полагаю, что она лучшая в училище и всяких там ЧП не происходит. Одним словом, жду ответа и всем большой привет…»
- Тут еще он много пишет. Прочитай сама и ответь, пожалуйста, Федору за всех нас. Хорошо?
Затеяли дома ремонт и теперь вас волнует вопрос, где отделочные материалы предлагаются на самых выгодных условиях? Тут можно порекомендовать компанию «Граффити», в которой, например, люстра Киев купив или обои, или напольные покрытия вы останетесь довольны и качеством покупки, и ценой. Примите это к сведению.
Журавлев поторопился закрыть за собой дверь кабинета, потому что он не выносил слез, потому что у него была его Галка, потому что это не так просто быть воспитателем, когда бросает то в жар, то в холод. Когда радуешься удачному ответу, поступку, а через пять минут готов опустить руки, столкнувшись с неблагодарностью, черствостью, непониманием. Право, во сколько раз легче отработать смену, чем один такой разговор, когда, как сапер, ты не можешь допустить ни одной ошибки. «Отец, а ты уверен, что ты прав?»
Вот теперь Журавлев быстро, даже слишком быстро шел по коридору училища. Разговор окончен, и сейчас его занимала простая арифметика: час плюс еще один час, следом еще один. Он знал, что ему нужно быть на совещании мастеров, потом на встрече в главке профтехобразования, потом заехать в общежитие, где тоже хватает хлопот. Наверное, к восьми он попадет домой, а там нужно будет готовиться к завтрашним занятиям. А значит, тетради, конспекты, записи. Явно не хватало двух-трех часов. Где бы достать эти часы, быть может, кому-то и не очень нужные…
И еще — телефонные звонки до полуночи. «Будет тебе наконец покой?» — скажет жена. Покой будет, но, пожалуй, чисто внешний, потому что начнут кружиться в памяти, как обрывки кинолент, дневные разговоры, встречи, беседы.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.